Соревнования колясочников являются неотъемлемой частью тенниса

Вице-президент Федерации тенниса России Дмитрий Вихарев когда-то в 90-е годы в качестве президента Профессиональной Теннисной Лиги проводил первые турниры АТР St. Petersburg Open. На соревнованиях теннисистов-колясочников он частый гость и по долгу службы, и по велению души.
Борис ХОДОРОВСКИЙ: Насколько важны для Федерации турниры, подобные MegaFon DreamCup?
Дмитрий Вихарев: Сейчас Международная Федерация тенниса стремится популяризировать не только соревнования профессионалов, но и все, что связано с нашей игрой: пляжный теннис, турниры колясочников. Они являются неотъемлемой частью теннисной жизни, имеют официальный статус. Такой статус — это фактически повторение того, что существует в большом теннисе с профессиональной точки зрения. Это календарь, сборные команды, рейтинг, подъем по рейтингу, который выводит спортсменов на самые высокие турниры, в том числе на Паралимпийские игры. Наши спортсмены долго к этому шли. И впервые в истории по итогам MegaFon DreamCup участие в самых престижных соревнованиях для лиц с ограниченными возможностями обеспечила себе российская спортсменка — Людмила Бубнова. Шансы поехать в Рио сохраняются и у Виктории Львовой. За три недели она еще может улучшить свой рейтинг.
Алексей МЕНЬШОВ: Глава государства часто говорит о программах развития футбола и хоккея. А существует ли программа развития тенниса, на какие-то десятилетия, где есть место и теннису на колясках?
Д.В.: Безусловно существует. Я могу сказать, что не далее, как месяц назад в Министерство спорта была отправлена Программа развития тенниса до 2030 года, куда в том числе вошли инфраструктурные проекты, проекты, связанные с подготовкой спортсменов, наряду с большим теннисом вошло два новых раздела – теннис на колясках и пляжный теннис.
Б.Х.: Оказывается ли колясочникам необходимая помощь в экипировке и проведении тренировочных сборов?
Д.В.: Теннис на колясках имеет официальный статус, и в соответствии с регламентными документами Министерства спорта сформирована сборная России. Существует отлаженная система ее финансирования, включая проведение сборов, обеспечение экипировкой и медико-биологическим сопровождением.
А.М.: На ваш взгляд, объединяя теннис и теннис на колясках, каковы наши медальные перспективы на Паралимпиаде 2016 года?
Д.В.: Всегда хочется мечтать о попадании на пьедестал. Но при этом мы понимаем, что есть объективные факторы. Мы понимаем, что движемся вперед, но находимся пока в положении догоняющих. У нас есть некоторые ограничения и по возможности участия в международных соревнованиях, и по инфраструктуре. Что тут скрывать, в нашей стране не так давно появилась открытая среда. Осознавая этот набор факторов, я не думаю, что мы должны взять на себя некий медальный план и гарантированно запрограммировать показатели, как это можно делать в большом теннисе.
Б.Х.: Турнир колясочников в Санкт-Петербурге, по общему мнению, является лучшим в России…
Д.В.: В своем сегменте турнир заметно вырос за последние годы. Есть все атрибуты теннисного соревнования высокого уровня: генеральный партнер, поддержка со стороны городской администрации, внимание прессы и телевидения. Турнир попал в хорошем месте в хорошие руки.
Б.Х.: Нравится ли вам атмосфера, в которой проходят соревнования в спорткомплексе «Жесть»?
Д.В.: Она не может не нравиться. Самое главное, что вокруг кортов, где проходят матчи, есть зрители. Да и состав участников, среди которых есть представители Топ-10 среди колясочников, впечатляет.
Б.Х.: Какие возможности для дальнейшего прогресса вы видите?
Д.В.: Любой турнир имеет возможности для роста в случае повышения призового фонда. Тогда можно будет увеличить и количество участников, Совершенству нет предела, и организаторы MegaFon DreamCup это прекрасно понимают.
А.М.: От миллионов болельщиков и от меня лично вопрос про большой теннис. Есть ли хоть какой-то шанс, что Мария Шарапова выйдет на корты Рио-де-Жанейро? Что говорят внутри Федерации об этой ситуации?
Д.В.: Говорить можно все, что угодно. В данной конкретной ситуации решение пока не принято. Нам остается только верить в то, что шанс всегда есть и у Марии появится возможность вернуться в строй.
А.М.: Мы в это тоже верим. Но из-за такого большого игрового перерыва, если все-таки появится возможность, стоит ли ей ехать выступать?
Д.В.: Нужно понимать уровень ее подготовки, ее заслуги, ее опыт. Я не думаю, что игрок такого уровня, побывав какое-то время вне соревновательной практики, вдруг окажется в роли новичка на Олимпийских играх.